Психодиагностика личностных проблем по сказкам-9

Читаем сказки Пушкина. Там Добро всегда побеждает зло. И в каждой сказке -поучительный финал. Что — Пушкин был далёк от народа и не знал, как заканчиваются сказки, собранные тем же Афанасьевым? Да, нет. Просто у Пушкина, подчеркнём, была супер-няня, супер-учитель, супер-психолог — Арина Родионовна, которая смогла вложить в детскую головку, в детскую психику всё то самое заповедно-духовное, сокровенно-нравственное, что было в сути, в крови, в генах русского народа. Поэтому за эталон мы берём истиннорусского поэта и сказочника — А. С. Пушкина, и только отталкиваясь от его творчества, будем давать оценку всему остальному.

И в «золотой Рыбке», и в сказке про Емелю заложена одна и та же символ-идея, которая объединяет их независимо от того, чем заканчиваются эти обе истории. Мы уже говорили, что символ вмещает в себя много значений, и одна грань одного и того же алмаза, может отливать совершенно другим цветом, чем даже рядом с ней находящаяся. Поэтому удивляться тому, что сказки, даже с негативным психологическим влиянием, могут нести в себе и нечто более сокровенное, не стоит. Каждый возьмёт из неё только то, на что настроено его сознание.

 

Если хорошо поразмыслить, то легко можно прийти к выводу, что не такими уж глупыми были и золотая Рыбка, и Щука, чтобы вот так, за здорово живёшь, попасть в руки людей. Значит, что-то здесь не так. Значит, давали эти рыбки человеку шанс проявить свои самые лучшие стороны и улучшить жизнь не только для себя, но и для тех, кто рядом. Одного без другого не бывает. Но, не имея воли и чёткой цели, Дед только спровоцировал у Бабы её самые негативные черты, а Емеля и вовсе Дар пустил на то, чтобы с комфортом бездельничать. А теперь давайте вспомним, что символ Рыбы был знаком Христа.

 

Во-первых, потому что Христос пришёл в эпоху Рыбы, а во-вторых, потому, что мог проникать в глубины человеческого сердца столь же легко, как и возноситься к Богу. Сколько Блага сделал Христос людям!Скольких вылечил, скольких выручил, скольким жизнь вернул! И как его отблагодарили? Как воспользовались Его заповедями? Уже больше двух тысяч лет прошло, а человечество до сих пор лукаво прячет глазки и утверждает, что Христа, дескать, любим и уважаем, даже свечи перед образами ставим, а вот по заповедям Его жить нереально, нельзя, мешают они делишки делать… Мы лучше свечечку купим, да молебен закажем…

 

Да, давала золотая Рыбка, как и Царевна-лягушка, как и Яйцо-Райцо шанс на Лучшую, Прекрасную жизнь — да кто ж, получая всё даром, оценил это?

 

И вот если бы любая мама или папа знали, хотя бы в азах, язык символики, они бы уже рассказали ребёнку, что кроется, какое сокровище сокрыто в данной или любой другой сказке, но ведь нет даже простой психологический анализ не хотят провести, а если и комментируют, то уж точно не сторону заповедей. Хотя иконы с ликом Христа (золотой Рыбки) есть в каждом доме.

 

Хорошо, символы — это сложно, здесь нужна подсказка специалиста. Сказки Пушкина многие игнорируют, многие не считают нужным даже знакомить ребёнка с этим Кладезем Мудрости, но, подсказываем, в его текстах, через символы, зашифровано очень многое из того, к чему только начинает приближаться наука. Допустим, вам (не ребёнку)интереснее читать другие сказки. Но давайте смотреть, какие мины замедленного действия там заложены, и которые обязательно взорвутся, если вы сами их не обезвредите.

 

Открываем того же Афанасьева. Практически сразу наталкиваемся на сказку «Снегурушка». Всю её приводить не будем, но вкратце расскажем. Попросилась девочка Снегурушка у старика со старухой в подружками в лес по ягоды пойти. Заметьте сразу — сама попросилась. Старики отпустили, но предупредили — от подруг не отставай. А та, увлёкшись, взяла да отстала. Заметьте: сама отстала. Даже по сказке её никто не бросал. И вот близится ночь, а в лесу страшно. Залезла она на дерево, и давай причитать: «Ау! Ау! Снегурушка. Ау! Ау! голубушка! У дедушки, у бабушки была внучка Снегурушка; её подружки в лес заманили, заманивши — покинули». Здорово, правда? Оказывается, это не сама она захотела в лес пойти, не сама от подружек отстала, а её бедную, заманили и покинули. Ложь просто прорывается из сказки. Но ребёнку надо об этом сказать, иначе он решит, что правильно именно так, как говорит героиня. Правильно соврать, ради того, чтобы разжалобить медведя, волка и лису, правильно заставить кого-то решить твои проблемы (лиса принесла девочку на своей спине), причём чужая спина оказалась удобнее собственных ног. А чем закончилась сказка? Думаете, Лису отблагодарили и «спасибо» ей сказали? Конечно, если вы будете читать ребёнку сказку в обработке величайшего русского писателя гуманиста, Л. Н. Толстого, то там действительно, как и в любой сказке Пушкина, так и произойдёт. И тогда эта сказка научит доброму, при анализе того, что врать всё-таки нехорошо. Но Афанасьев даёт совсем другой финал. В его интерпретации Лису отблагодарили тем, что дали ей в дорогу курочку, а потом выпустили на неё собак и еле она ноги унести сумела. Курочка, естественно, у старика со старухой осталась. Так надо сказки с умом ребёнку подбирать? Так надо думать о том, что читаем и что закладываем в детскую неокрепшую психику?

 

А вот ещё один шедевр от Афанасьева, про который нам сами дети рассказывали. Сказка называется: «Старая хлеб-соль забывается».

 

Само название уже звучит настораживающе, а содержание вообще заставляет впасть в состояние тяжелейшего недоумения. Мы думаем, что полный текст вы, при желании, сможете найти в интернете, но суть такова: спас мужик волка (бирюка) от охотников, запрятав его в мешок. Вот когда охотники уже далеко отошли, мужик волка выпускает, а тот, вместо благодарности, говорит: «Сейчас я тебя съем, старая хлеб-соль забывается». Мужик и так волка стыдить, и этак, а тот ни в какую — съем, потому как попался ты мне, мужик, и нечего теперь выкручиваться. Мужик еле упросил волка у других его теорию о «забывании» уточнить. Вот встречают они и коня старого, и собаку старую — и те в один голос говорят — точно, старая хлеб-соль забывается, потому как выгнали их, после верной службы, на улицу, и теперь они от голода и холода погибают. Волк уже облизывается, а тут лиса навстречу. Мужик к ней, дескать, подскажи хоть ты, лисонька. А та мужику: не верю, что волк в мешок поместился. Волк залез в мешок. Мужик его завязал. Тут бы и сказке конец, а лисе «спасибо»сказать. Но у Афанасьева своя система «нравственности». Вот лиса говорит, после того, как волк уже завязанный в мешке сидит, а как ты, мужик, цепом пшеницу выбиваешь? Мужик взял цеп, начал по волку колотить (вроде бы зло наказывается), а потом лису этим цепом прибил, да проговорил: «Старая хлеб-соль забывается»! Лихо? Во ребёнок из этой сказки сколько добра и любви вынесет! Вот благодарность в его сердце поселится! А ведь это -неосознанная установка на конкретные действия! А теперь давайте проанализируем, чем эти три сказки: про Емелю, Снегурушку и Мужика с волком жизни проявиться смогут.

 

Про «пирамиды» финансовые ещё не забыли? А кто, как зомби, туда добровольно деньги несёт? Правильно — Емели. Это ведь установка на то, что «по щучьему веленью», лёжа на печи, можно капитал сколотить, да на старости хорошо пожить. Всё, что требуется, по данному сценарию — это только к проруби сходить (в финансовое учреждение), вёдра в воду окунуть (документы оформить) и вот Щука уже в твоём кармане. Только приговаривать успевай, вернее, за процентами ходить, не ленись — и всё будет замечательно, и даже дворец построится сам по себе с царевной в придачу.

 

Механизм Снегурушки тоже работает безотказно, причём чаще всего неосознанно. Вы встречаете этих «Снегурушек» повсюду. Это те люди, которые вечно ноют, давя на жалость, на трудности, «на бедность», которые всегда передёргивают события в свою сторону, самозабвенно врут, лишь бы добиться цели, идут по головам, вытирая слёзки от жалости к самим себе, но как только результат получен они не задумываясь предают человека, «забывают» ему заплатить, сказать «спасибо», да ещё и псов выпускают, если человек напоминает, что каждый труд должен быть оплачен. Знакомая история? В наше время она актуальна как никогда. И главное, что у подобного «Снегурушки» не возникает даже сомнений в правильности своих действий. В своё время родители «забыли» сделать поправку на нравственность в этой или подобной сказке — вот и не работает теперь совесть — базы нет. Если к этой сказке присоседилась в подсознании и сказка про «хлеб-соль» — психологический портрет морального урода готов. Кто виноват? Афанасьев? Телевидение? Школа? Детский сад? Да нет. Виноваты только и всегда сами родители, которые не удосуживаются заниматься со своими детьми, а перекладывают эту святую обязанность на всех, кому только можно спихнуть своё чадо.

 

Мы показали вам общий принцип воздействия сказок, механизм неосознанного внедрения в психику, и результаты, сказывающиеся на судьбе. Теперь перейдём непосредственно к психодиагностике по сказкам.

ГЛАВА 3. ПСИХОДИАГНОСТИКА ЛИЧНОСТНЫХ ПРОБЛЕМ ПО СКАЗКАМ

 

Как происходит психодиагностика по сказкам? Что для этого нужно иметь? — Абсолютно ничего, за исключением быстрого, без раздумий ответа клиента на вопрос: «Очень быстро скажите — какая ваша любимая сказка? » При этом нельзя давать почёсывать затылок, смотреть в потолок, в задумчивости тереть подбородок в размышлениях — а действительно, какая?

 

Ответ должен прозвучать быстро и спонтанно, также как и вопрос должен быть неожиданным и заданным даже как бы врасплох. Только в этом случае достигается максимально правдивый ответ, так как человек в растерянности и от неожиданности говорит первое, что приходит в голову, а значит то, что является незримой установкой, неосознанным сценарием.

 

Чтобы вы это поняли, просто вспомните, что когда вы нервничаете, даже хорошо заученные фразы или стих, которые чужды вашему сознанию, но их надо выучить, вылетают из головы. Но в то же время, когда опять таки вы нервничаете, или надо реагировать быстро на неожиданную ситуацию, из вас «вылетают» такие фразы, которые вы никогда бы не сказали, будучи в спокойном состоянии. Это потому, что именно эти слова или ситуации близки вам, вы о них часто думали, но при этом знали, что их опасно говорить вслух и это может привести к нежелательным последствиям. Мы уже много раз в предыдущих книгах заостряли внимание, что во время конфликтов или скандалов люди как раз таки говорят правду, или то, что думают на самом деле. Когда же страсти утихают и звучат извинения, в виде такой фразы:»Прости, я не хотел/а тебе обидеть, я никогда об этом не думал/а, сам/а не понимаю, как это вырвалось», то верить в ней можно только последнему слову, а именно «вырвалось». Всё остальное, пардон, ложь. Потому что в мало контролируемой ситуации стресса человек и мало соображает, потому и говорит только то, что давно накопилось и что он не в состоянии удержать под контролем сознания. В состоянии аффекта или нервного перевозбуждения человек находится в изменённом состоянии сознания, которое максимально приближено к границам подсознания.

 

Тот же психический механизм действует и в нашем случае диагностики. Необходима максимальная неожиданность. Это не даёт человеку мгновенно перестроиться в сознании, он не успевает проконтролировать ситуацию и тогда из глубин всплывает то, что имеет непосредственное влияние на сознание, а именно — сценарий, по которому строятся взаимоотношения с окружающим миром.

 

«Слово не воробей — вылетело — не поймаешь» — это и есть принцип данной психодиагностики. Ещё не было случая, чтобы человек, сказав неожиданно даже для себя, название какой-либо сказки, фразы, или отрывка из сказки, тут же не начал либо отрицать то, что именно эта сказка его любимая, либо не стал бы настаивать на том, что это нечестно, неправильно, что эта сказка была названа только потому, что он запомнил её по красивой книжке или потому, что часто её читал, или ещё по какой-то другой причине. Почему ребёнок любит перечитывать или слушать одну и ту же сказку вы уже сами знаете. А поэтому уже понимаете — да, не зря, не зря ты назвал именно её, знаем, знаем, что в этой сказочке зарыта твоя проблема, но вот какая -это и надо проанализировать. Ведь сама сказка ответ на это не даст, скорее запутает. Надо знать и уметь пользоваться как психологическим ключом при диагностике, так и ключом символов(по крайней мере, желательно).

 

Есть достаточно «крученые» и неожиданные сказки, где нужно хорошо проанализировать чуть ли не каждое слово или фразу, чтобы понять суть проблемы, и уж точно без прочтения текста сказки делать выводы некорректно и опасно.

 

Дело в том, что как только человек успокаивается от того, что сам только что понял, какая у него на самом деле любимая сказка, выпросите его пересказать текст, даже если сами знаете всё наизусть. Это не просто прихоть. Часто человек рассказывает либо часть сказки, а всё остальное как бы упуская, считая, что именно так сказка и звучит, либо пересказывает её с такими интерпретациями, что записать это надо всенепременно, чтобы потом не забыть. Почему так происходит? Потому что именно в кусочке сказки, или в её искажённом варианте и кроется та самая деструктивная схема, по которой живёт человек, сам того не понимая. При перечитывании оригинального текста, который вы сверяете с тем, что рассказал вам человек, можно обнаружить и изначально заданную программу-установку, и то, во что она трансформировалась.

 

Очень важно уточнить и любимого героя в этой сказке. Это действительно важно, потому что существует стереотип того, что нравиться может только положительный герой. Так, по крайней мере, социально приемлемо и приветствуется. На самом деле ответы могут быть самые неожиданные, так же как и объяснения, почему выбран именно этот герой.

 

Здесь тоже необходимо внимательно выслушать объяснения, которые приоткроют, вернее, вскроют многие проблемы, и также на уровне символов и психологических образов проанализировать сказанное.

 

Когда весь материал будет собран — можно делать выводы. Но предупреждаем — работа эта ювелирная и должна иметь очень индивидуальный подход.

 

Когда вы освоитесь хотя бы немного с символикой, когда вы с лёгкостью будете оперировать аллегориями, переводя их на язык психологии, вы с такой же лёгкостью научитесь интерпретировать сны. Кстати, между снами и сказками есть очень-очень много сходного. Во-первых, то, что они разговаривают с нами на языке символов и образов, а во-вторых, их нельзя интерпретировать только в одном смысле, и сон, и сказка несут в себе многослойность значений. И так же, как любая бабушка вам скажет, что слёзы во снек радости и очищению, также и сказка может нести в себе абсолютно противоположный внутренний смысл, негласно влияя на наше подсознание. Очень много тонкостей и нюансов надо учитывать при психодиагностике по сказкам. Мы надеемся, что подскажем вам основной принцип работы, но без профессиональной интуиции и знаний здесь не обойтись. Да и мы не за тридевять земель живём. Если что — подскажем, научим.

 

Теперь давайте делать следующий шаг. Предположим, сказка разобрана, сценарий осознан, деструктивная схема поведения уже в процессе нивелирования или выравнивания. Значит, клиент на стадии, когда должны выстраиваться новые линии поведения. Здесь, однако, могут включиться «запасные» варианты и тех же сказок, и тех же установок. Психика — сверхсложный инструмент и сознание должно постоянно чувствовать опору на что-то, что даёт уверенность в действиях. Теперь уже не важно, что человек знает принцип диагностики — если вы правильно с ним работали, если вы доходчиво объяснили механизм воздействия и у него есть настрой и мотивация на положительные изменения в жизни, человек и сам не захочет придумывать себе «хорошую» (социально приемлемую) сказку. Более того, часто люди приходят и радостно говорят: «А вы знаете, вот если бы вы у меня сейчас спросили, какая у меня любимая сказка, я бы назвал такую-то, и знаете почему? «. И идёт уже самостоятельный разбор, самостоятельная работа над собой. Всё — вы хорошо поработали. Вы научили человека думать и анализировать. Вы научили его смотреть вглубь своей проблемы и находить аналогии. Теперь он может сам справляться с трудностями, понимая их происхождение, но главное — он самостоятельно разрывает магический круг, в котором находился столько лет и не даёт замыкаться другим схемами такими же заколдованными кругами.

 

Прежде, чем начать рассказывать, как работать со сказками, мы хотим сделать одно очень важное замечание. Во-первых, очень тщательно изучите первую часть этой книги, потому что мы уже не будем возвращаться к объяснению символов, о которых подробно рассказывали там. Во-вторых, мы настоятельно рекомендуем ознакомиться, а ещё лучше — изучить нашу книгу «Солнечная Струна Судьбы или семейные психотренинги для детей и родителей», где подробно разобраны семейные трагедии и причины, ведущие к ним. Без этих знаний невозможно полноценно понять, что мы будем иметь под термином «нелюбимые, нежеланные дети», «нелюбящие матери», а, как правило, все неврозы закладываются именно от ранних детских отношений с матерью, и за видимым благополучием и внешней»любовью», между ребёнком и мамой идёт негласная война, где проигрывают все, считая себе победителями. Вот в такие моменты сказки и встраиваются в психику, давая возможность хоть как-то адаптироваться, не сломаться, выстоять в жизни. В-третьих, желательно владеть хотя бы навыками символ-драмы, но это уже ваше личное дело.

ГЛАВА 4. ПСИХОДИАГНОСТИКА ПО «СОЛОМЕННОМУ БЫЧКУ»

 

Напомним вкратце сюжет, потому что эту сказку знают все, а кто забыл — сразу вспомнит.

 

«Жили себе дед да баба, и были они очень бедные. Вот баба деду и говорит — сделай дед соломенного бычка и смолой его осмоли. Дед сделал. Баба выгнала пастись бычка, он на солнышке блестит, тут к нему медведь подходит, попросил смолы у бычка, чтоб ободранный бок замазать. Бычок говорит — бери. Медведь лапой в смолу — и прилип к нему. Баба деда позвала, дед медведя в сарай и посадил. Так же точно попался и волк, и лиса, и заяц.

 

Вот точит дед нож острый. А медведь спрашивает: зачем? Дед ему — тебя резать буду, шубу из тебя сошью. А медведь — ой, не режь, я тебе мёду принесу. Дед согласился. Так же точно нож он точил и на волка, лису и на зайца. Те тоже ему кое-чего принести обещали. Дед и им поверил, отпустил. Вот медведь мёду натаскал, волк — отару овец пригнал, лиса — кур-гусей полный двор нагнала, а заяц капусты с морковкой натащил. Дед поехал на базар, овец и мёд продал, разбогател и живут они теперь с бабой припеваючи. А бычок не нужен стал, да так на солнце и растаял».

 

На первый взгляд сказка как сказка. Но давайте посмотрим, какую программу она несёт за упрощённым подходом к жизни. А программа в этой сказке самая популярная на данный момент — коммерческая. Причём направленная не на то, чтобы разбогатеть честным трудом, а через хитрость и обман, путём заведомого подлога и шантажа. Вначале баба проявила смекалку, и дед сделал «куклу»-бычка, обмазав его смолой, или, на наш язык, чем-то заманчивым и привлекательным, а главное — халявным. Бери, дескать, и медведь, и волк с лисичкой смолу задаром, не жалко. Но бесплатный сыр бывает только в мышеловке, вот и попались «халявщики» на удочку смекалистым деду с бабой.

 

Что делает дед со зверями? Нож при них острый точит. А это уже вообще интересно. Если первая часть «проекта» была чисто мошеннической, то это уже полный криминал через незаконное лишение свободы, запугивание, шантаж и вымогательство. А ведь ребёнок принимает всё за чистую монету! И если вы ему эту сказку без собственных комментариев о том, насколько это гадко и мерзко, читаете — ребёнок может усвоить за одно прочтение программу на всю будущую жизнь. Для него уже не будет нравственных тормозов. Эта сказка полностью настраивает на криминальное будущее и даже говорит о том, что продав награбленное, можно спокойно жить. Просто задумайтесь: откуда у волка стада овец, у лисы — куры с гусями, а у зайца капуста с морковью? Что, сами вырастили и своё кровно нажитое отдали? Нет. Они сами через разбой это добыли, спасая свои шкуры, а дед, делая вид, что не понимает, на каких чужих слезах и горе это «добро» замешано, спокойно продаёт его и так же спокойно живёт.

 

Да, мы понимаем. Ребёнок вот так эту сказку не проанализирует. Но вы забыли, что сказка, любая сказка, входит в подсознание ребёнка напрямую, без фильтрации сознанием. Ребёнок воспринимает информацию, любую информацию, целостно, вникая в суть, а не в детали. Механизм сказки встраивается в психику ребёнка мгновенно, как ключик в замочек. Помешать этому могут только родительские комментарии, которые расставят всё по своим местам, и дадут всем действиям оценку. А если папа или мама говорят: — «Во, класс!, здорово»лохов» дед с бабой «развели!» или нечто в подобном роде — считайте, что программа на «развод» других в вашем ребёнке уже включилась, и когда она даст о себе знать, в каком виде, через какую статью уголовного кодекса — это дело времени.

 

Как узнать, что ребёнок в «программе»? Внимательным родителям несложно.

 

Как пример, приведём такой эпизод. Первоклассник-шестилетка прибегает счастливый домой и с порога заявляет маме: «Я кушать не буду, я не голодный!» Мама удивлена и спрашивает, что и где он поел. Мальчишка с блеском в глазах и с гордостью в голосе сообщает, что наелся пирожных, которые ему покупал его одноклассник.

 

Мама уточняет: «У тебя что, денег не было самому купить? Я ж тебе давала», на что сын заявляет: «зачем же мне было свои тратить, если я могу за чужие».

 

Мама осталась довольной. Ещё бы — умный сынишка растёт, расчётливый, хозяйственный. А то, что совсем через короткий срок он начнёт из этого одноклассника уже вытрушивать силой и кулаками деньги — это ничего, лишь бы синяков не было видно, да запугать покрепче («ножом острым»).

 

Это не придуманная история, и не придуманное продолжение сюжета. Мальчику уже девять. Он знаком с милицией, так же, как и его мама. Он поменял несколько школ. Мама винит во всём учителей и общество. А «соломенный бычок» внутри ребёнка в это время спокойно жуёт свою травку и ждёт очередного «лоха».

 

Почему мы, в данном случае, виним во всём «безобидную» сказку, а не, предположим, ту же маму, или тех же учителей. Потому что, когда мы спросили у мальчика: «Какая твоя любимая сказка? » — он ответил — «Соломенный бычок». На вопрос: «А какие герои тебе там нравятся? «, он без сомнений перечислил: «Ну, соломенный бычок, дед с бабой. А все остальные — дураки». Как говорится, без комментариев.

 

А можно ли что-нибудь исправить? Мы оптимисты, но в данном случае это практически безнадёжно. И не потому, что мальчик плохой, здесь, как раз таки, можно было бы поработать, а потому что мама и папа, именно родители этого ребёнка не видят ничего плохого в том, что их ребёнок делает и чем занимается. Они с ухмылкой говорят: «Ребёнок правильно понял жизнь, у нас ведь как — или ты, или тебя. Ничего, подрастёт, умнее станет, осторожнее». Так можно помочь ребёнку, если «соломенный бычок», как золотой телец, вместо иконы в данной семье? Кстати, мама очень «верующая». Она часто ходит в церковь, всё вокруг себя водой святой обрызгивает и очень боится порчи с наговором. Ребёнка по «бабкам» уже затаскала. Ей кажется, что его проблемы — это чья-то порча и злая воля. Но нет страшнее врага для ребёнка, чем подобные родители. И ничто так не отравляет психику ребёнка как сплошные маты, которыми только и умеют общаться эти родители, угрозы, оскорбления, запугивания, кулаки… А так как ребёнок видел всё это с пелёнок, то «Соломенный бычок»без труда и препятствий вошёл, вписался в его психику и стал «путеводной звездой» на ближайшие много лет.

 

А можно ли удалить деструктивную программу? Можно. Но для этого надо, во-первых, её распознать, во-вторых, захотеть от неё избавиться. Это можно делать в любом возрасте, начиная с того момента, когда осознаёшь — я сам отвечаю за свою судьбу.

ГЛАВА 5. ПСИХОДИАГНОСТИКА ПО «КОЛОБКУ»

 

Спрашивается, ну, что можно вытянуть из этой сказки, и как такая простота и наивность может на судьбу влиять. Но простота эта кажущаяся, а наивности здесь и в помине нет. Это вообще оказалась сказка с двойным дном, так как люди, назвавшие её не задумываясь, оказались разделёнными на два лагеря. Причём настолько противоположными по своей жизненной позиции, что нам оставалось только удивляться.

 

Берём самые яркие примеры. Девочка восемнадцати лет. Серьёзна не по годам. Умна и сосредоточена, вернее даже углублена в свой мир до предела. Малейший толчок — и она уже готовый кандидат в монахини. Но фанатичной веры нет. Есть вера в Нечто Высокое и Чистое, Вера в Справедливость и в то, что должна быть Любовь. Причём между людьми в том числе. Поэтому она ждёт того, кто полюбит её, и кого сможет полюбить она.

 

На дискотеки, тусовки, вечеринки ходит очень неохотно, предпочитая читать и размышлять, и у неё это прекрасно получается — мысли чётко оформлены, во всём она видит и чувствует главное, умеет выделять основное, новую информацию впитывает не только легко, но и тут же ею оперирует. Талантлива во многих направлениях.

 

Ну и при чём здесь «Колобок»? Именно к этой девочке? Если бы всё было так просто, наша книга была бы совершенно не нужна, а диагностом по сказкам мог бы быть любой желающий.

 

Давайте начнём анализировать и вспомним сказку с самого начала. «жили-были дед и баба, деду захотелось есть, но в доме хоть шаром покати. Вот пошла баба, по сусекам поскребла, муки подсобирала, испекла колобок». Дальше идти нет смысла, потому что проблема заложена в самом начале сказки.

 

Кто любимый главный герой? В данном случае Колобок. Если это так, то тут же вспоминаем, как же он «зачат» был? Не спроста ведь в сказке такие подробности даются. Да и вы уже прекрасно понимаете, что какими бы «нелепыми» на первый взгляд не были описания — сказка именно этим текстом легла на глубинные структуры, значит что-то в этом тексте глубинно и заложено.

 

Бедность в доме означает бедность отношений. Дом как символ всегда несёт в себе понятие о самом человеке: дом снаружи — внешняя самооценка; обстановка дома внутри — то, что происходит невидимо внутри человека, его психические процессы и установки, истинное отношение к себе.

 

Если речь идёт о семье, а «дед и баба» — это конкретная, причём устоявшаяся семья, то дом в данном случае, или то, что под ним подразумевается, означает их внутренние семейные отношения. Дом пуст и нищ — значит, люди живут по привычке, из-за того, что некуда идти, в этом доме нет любви и радости, это мёртвый дом, старческий, дом, готовый к разрушению.

 

Но у деда прорезался голод. Он не может без пищи. И мы понимаем, что на уровне символики о голоде физиологическим речь просто не будет идти. Значит это голод духовный. Голод, вызванный дефицитом общения, дефицитом внимания. Его надо заглушить любой ценой. Если нет полноценной муки, полноценных продуктов питания, дед просит бабу хотя бы по сусекам поскрести, то есть хотя бы вспомнить о былых отношениях, съесть продукт из остатков, из того, что было когда-то качественным и полноценным, а теперь, с пылью и грязью собирается со всех уголков души. Баба не против. Ей уже тоже надоел голод и она соглашается. С трудом находятся крохи былого. Начинается «замес Колобка». Да-да. Немного секса, немного эротики, немного огня, на котором всё-таки должен быть испечён Колобок — и вот «продукт готов» к использованию. Колобок, с которым себя, не скрывая идентифицирует человек, даже неосознанно — это ребёнок, которого родили в браке без любви, «чтобы не умереть с голоду», а вернее, чтобы хоть как-то удержать семейные отношения. В данной сказке ребёнка больше хотел Дед, чем Баба, и вы уже понимаете, что ребёнка хотел отец, а не мать. Мать вынужденно согласилась на рождение крохи, потому что и сама была «голодна», и возраст уже не тот, чтобы что-то менять в жизни (по крайней мере, символ-образ Бабы это подчёркивает).

 

А теперь думайте. Мать ребёнка не хотела, любви к отцу этого ребёнка давно нет, живут по привычке, отношения между ними холодные, нищие и пустые. Как вы считаете — ребёнок это чувствует? Ребёнок это своим сердечком ощущает? Для него это трагедия? Он может оставаться в этом доме, где его изначально «на съедение», как жертву приготовили?

 

Хорошее начало сказки? Правда, неожиданное? Вот оказывается, сколько трагедий заложено в несколько простеньких строк. И теперь вы уже точно знаете, что человек, считающий себя «Колобком» — это человек, который не познал родительской любви, который был нежеланным ребёнком для матери (это важно — именно для матери). Скорее всего, он не может наладить отношения и с отцом, чувствует себя «жертвой» или «козлом отпущения», лишним в этом мире, а потому с лёгкостью принимает решение любым способом, при первой же возможности убежать из дому, убежать до того, как его окончательно «сожрут» и уничтожат.

 

Давайте изучать текст дальше. «Покатился Колобок по дороге катится, катится, а навстречу ему зайчик, Волк, Медведь». И все они грозят Колобка съесть. Но он уже не хочет быть хронической жертвой. С таким же успехом он мог своей участи и не спрыгивая с окошка дождаться. И он начинает вступать в переговоры, рассказывая о своей судьбе, и о том, что не собирается никому «назубок» попадать. Рассказывает бойко, с неким хвастовством, но любой специалист, услышав подобную похвальбу, скажет: человек боится сам себя, он настолько неуверен в себе, у него настолько низкая самооценка, что он начинает убеждать всех окружающих в том, что он хороший, смелый, достойный, поднимая хотя бы внешне свой рейтинг для себя. Это тоже ещё одно подтверждение того, что нелюбимый, ненужный ребёнок, ребёнок, который нужен был только для того, чтобы «утолить голод» или удержать от развода — не может любить себя, не может хорошо к себе относиться. Он изгой. Даже если родители щедро одаривали его подарками (вспомните — муки нет, а на «сметанке мешён, да в масле пряжён…»), одевали как куклу(куклой он для них и был), выполняли любой каприз. А ведь оценка родителей, которая кроется не в словах, но в сердечных отношениях — это та база, та основа, на которой ребёнок будет воспринимать себя и мир. И лицемерные улыбки и обнимания, слащавые «у-тю-тю» для ребёнка — открытая книга. Вспомните — ребёнок мыслит символами, ребёнок проникает в суть, он видит и ощущает в целом.

 

Но вернёмся к Колобку и к тому, что он — прирождённая жертва. Он не успел сходить к психологу, он не знал, что ловкие манипуляторы с лёгкостью вычисляют подобных Колобков и, нажимая на самые потаённые кнопочки души, с улыбкой и доброжелательностью на устах спокойно закусывают ими. А какое самое слабое место у Колобка? Правильно. Его самооценка. Он хочет слушать и слышать о себе как можно больше хорошего, не разбираясь в том, что ему грубо льстят. Он не может различить лицемерия, потому что его стремление»показаться хорошим, успешным, достойным» настолько велико, а самооценка настолько низка, что он при первом же добром, заботливом, участливом слове теряет контроль и бдительность, доверяет наигранной доброжелательности и… становится жертвой, тем, впрочем, кем его и воспитали. И мы не ошиблись, написав эти слова.

 

Жертвой не становятся — жертву заботливо воспитывают»любящие» мама и папа. И когда «жертва» выполнит своё предназначение — дело времени. Также как дело случая, с каким аферистом он встретится первым. По большому счёту — сценарий Колобка — это сценарий потенциального самоубийцы, который внешне сопротивляется року, а внутренне готов сесть на любой «носик Лисы», лишь бы та похвалила его по любому поводу.

 

Вот и наша девочка, чтобы убежать от родителей, готова была в монастырь кинуться, не зная, сколько там «Лис» её встретит. Сценарий»жертвы» кричал в ней криком, и она готова была пожертвовать своей молодостью и умом, своими способностями и талантами, чтобы молиться за людей, за мир, за землю. Она хотела принести своей жизнью Духовную жертву, убегая от жизни. Но разве от себя убежишь? Не забывайте — любой сказочный герой — это наша частица, частица нашей психики, которая играет свою роль. Чем ближе нам сказка, тем обострённее мы будем чувствовать её сценарий, тем больше вероятность того, что и с Лисой, и со змеем Горынычем, и с Кощеем нам всё равно придётся встретиться внутри себя. И, в отличие от сказки, результат будет полностью зависеть нас.

 

В нашем случае до Лисы дело не дошло. Девочка поняла всю сложность своей ситуации (на это ушло четыре месяца, и мы не хотим, чтобы кто-то подумал, что работа со сказкой — это раз и всё перестроил). Это было непросто. Это была ломка. Серьёзная и болезненная. Но в итоге — она нашла общий язык с родителями. Она полностью отказалась даже от мысли о монастыре, осознав, что жизнь в миру по законам Божьим — и есть самый большой духовный подвиг, самая большая и истинная жертва, а не патологический симптом.

 

Она со смехом рассказывала, какую бы выбрала сказку сейчас. Раскладывала её по полочкам. Сравнивала с другими сказками. Но это уже не наша тема, поэтому давайте рассмотрим того же «Колобка»с точки зрения совершенно противоположного психического типа личности.

 

Перед нами женщина, которой чуть больше тридцати. Все её разговоры — о деньгах, одежде, осуждении подружек. Она постоянно себя с кем-то сравнивает, но при этом каждый раз выкручивает так, что все вокруг тупые и никчемные, а она одна — хорошая, умная, предусмотрительная, заботливая, хозяйственная и т. д.

 

Если вы внимательно читали прежнее объяснение «Колобка», то сразу же заметили — за этими сравнениями и нелестными оценками окружающих, за этим просто неприкрытым хвастовством и самовосхвалением скрывается очень низкая самооценка, неуверенность в себе, страх «а шо про меня говорят люди», запуганность перед тем, как она выглядит со стороны. А выглядеть она должна только «на отлично».

 

Мы знаем, что её сказка — «Колобок», от которого она всеми силами тут же хотела откреститься. Первая часть, где описывается, как Колобок «создавался» — остаётся неизменной всегда. Это так называемый «диагноз» «нелюбимого ребёнка», который можно ставить сразу, услышав только название сказки. Но одно дело, когда вы знаете, в чём суть проблемы и что она заложена ещё до рождения ребёнка, а другое — как осторожно и деликатно донести это до сознания человека, не разрушив последние нити связи с матерью и отцом. На это уходит очень много времени. И прежде, чем вы расскажете о схеме сказки, прежде, чем вы озвучите «неосознанные установки», надо подготовить сознание к тому, что «нелюбящих мам не бывает, но нелюбимые дети есть». (Этой теме посвящена вся книга»Солнечная Струна Судьбы»).

 

Взрослые люди очень болезненно смиряются с мыслью о том, что были «нелюбимыми» детьми. Они очень горячо и самоотверженно защищают своих мам и пап, но постепенно сникают под напором всплывающих эпизодов из детства, воспоминаний и сравнений, и тогда начинается адаптация к новому ощущению себя. Пусть меня не любили когда-то. Но ведь сейчас я — взрослый человек. Я сам отвечаю за свою судьбу. Я не хочу всю жизнь нести на себе крест «жертвы» и ненавидеть себя только за то, что так делали когда-то мои родители.

 

Они не любили меня — это их право. Но я имею право уважать себя. Я имею право относиться к себе с любовью, у меня есть собственное человеческое достоинство… Деструктивная схема «Колобка»рушится, можно писать новый сценарий судьбы.

 

Но это происходит только тогда, когда человек действительно хочет что-то изменить в своей жизни. Мы сразу предупреждаем — это длительный и тяжёлый процесс. Это мощная работа над собой. И не всегда люди готовы к тому, чтобы что-то самостоятельно изменять в своей же собственной жизни. Им кажется — вот пойду к психологу, и все проблемы уйдут. Там меня научат, как управлять и манипулировать окружающими и тогда я спокойно буду дёргать за ниточки, а все будут танцевать по моему желанию. И это тоже психология «Колобка», которому кажется, что он самый умный, самый хитрый, самый крученый… Мы не ошиблись только что. Люди-Колобки очень тщательно скрывают от себя свою внутреннюю неполноценность. И это правильно. Иначе они не смогут жить, иначе — это суицид даже не дожидаясь Лисы. Им надо играть, врать до самозабвения, в первую очередь самим себе, демонстрировать свою незаменимость и важность. Они с надутой важностью заявляют всем подряд, что «на сметанке мешёны, да в масле пряжёны», забывая в целях психического самосохранения, что муку-то «по сусекам скребли», и в доме была нищета.

 

Вот этот тип «Колобков» — и есть потенциальные жертвы Лис. В психологии существует понятие «выученная беспомощность», когда человек перестаёт верить в свои силы и пускает жизнь на самотёк. В сценарии «Колобка», который разворачивается по негативному типу, патологическим компонентом является «выученная лживость», когда вместо того, чтобы найти себя настоящего, разобраться в себе, человек всеми силами пытается защитить свою деструктивную схему, мечется от зайца к Волку, но в конечном итоге всё равно закончит жизнь в желудке у Лисы. Сколько себя не обманывай — платить всё равно придётся. И право отказаться от выбора что-либо изменить в своей судьбе — это такое же право, как и то, где человек берёт судьбу в свои руки.

ГЛАВА 6. «ЗОЛУШКА», «ТРИ ОРЕШКА ДЛЯ ЗОЛУШКИ»

 

Сказка «Золушка» встречается чаще всего. Складывается такое впечатление, что можно даже «комплекс Золушки» как диагноз выставлять. «Три орешка для Золушки» занимают второе место по частоте упоминаний. Несмотря на свою похожесть, эти сказки имеют одну очень существенную разницу как по сюжету, так и по внутренним установкам. Но давайте по порядку.

 

Мы уже упоминали о «Золушке» в первой части. Давайте вспомним сюжет. «жила была девочка, у которой не было мамы, но был отец и мачеха с двумя злыми сёстрами». Всё. Дальше можно не ходить. О том, как родная мать превращается в Мачеху перечитайте в «Диких Лебедях», мы же сразу, только услышав название сказки, можем сказать — эта девочка была нелюбимым ребёнком, она всегда чувствовала себя «замарашкой», и ей не забывали об этом напоминать как Мачеха (читай мать), так и сёстры.

 

В сказке сёстры всегда представлены как родные дочери Мачехи. Но вы ведь уже знаете, что в образе Мачехи скрывается глобальная проблема психологии материнства, которой, очевидно, уже не одно тысячелетие, значит и сёстры здесь не родные только потому, что девочке казалось — мама больше любит сестричек, чем меня. Да, так оно, скорее всего и было, если и сама Мачеха помыкала младшенькой, и сёстрам разрешала это делать (почти как на «птичьем дворе» в «Гадком утёнке»).

 

Но здесь возникает законный вопрос: а если тот, кто называет сказки по типу Золушки не имеет сестёр, или имеет только одну, или вместо сестры брат — тогда как? Да никак. Количество сестёр и братьев в данном случае особой роли не играет, а только подчёркивает трагизм ситуации. Брат тоже может быть соперником по маминой любви, также как и сестра, а если ребёнок растёт один в семье, но считает себя Золушкой — то всё внимание должно просто переключиться на образ Мачехи.

 

Итак, первое, что мы знаем наверняка — прекрасных отношений»мама — дочь» у нашей клиентки «Золушки» нет и не было никогда. И тут же хотим уточнить уже возникшее недоумение у внимательного читателя: это что же получается, какую сказку ни возьми, и везде там будут детско-родительские проблемы? А мы не сильно увлеклись, обвиняя матерей в том, что они не любят дочерей? А мы не сильно утрируем, утверждая, что ребёнок может чувствовать себя нелюбимым и несчастливым на фоне благополучной внешне семьи? Поверьте — нет. У людей, которые находятся в действительно прекрасных отношениях со своими родителями и сказки совершенно другие. Но ведь нам надо разобраться в действительно проблемных ситуациях? Поверьте, счастливые люди в психологической помощи не нуждаются. А те, которым нужна помощь, проявляют, вскрывают свои внутренние проблемы, до которых попробуй доберись просто беседами, именно через сказки или любимые рассказы, романы…Мы не можем в одной книге раскрыть всю огромную гамму человеческих отношений и ассоциативных связей, поэтому раскрываем тему настолько, насколько возможно понять принцип подхода к данному виду психодиагностики.

 

Золушка добра, отзывчива, трудолюбива, терпелива, у неё золотые ручки и она всеми силами хочет всем угодить, лишь бы не кричали и не ругали. Вот та ниточка, за которую надо тянуть, чтобы вывести проблему до осознавания.

 

Вот маленький ребёнок (неважно мальчик или девочка). Всё, что ему надо, как и любому другому ребёнку, это любовь и внимание мамы. Но маме не до него. У неё стирка, кухня, с подругой поговорить, сериал посмотреть — думаете так легко с ребёнком дома сидеть?

 

 

Позвольте, стирка, кухня подруга, сериал — это понятно, труд адский. Только при чём здесь ваш ребёнок, когда это вы с ним «сидите», уж не тогда ли, когда сажаете его перед телевизором, включая дебильные мультфильмы, лишь бы он вам не мешал? И что значит «сидеть» с ребёнком? С ним не сидеть надо, а заниматься, развивать его, любить, играть с ним — это и есть материнский труд, материнский долг, который никто вас не заставит выполнить, кроме вашего сердца. Но молчит сердце матери. Раздражает её собственная кроха. И если есть старшая дочь или брат, навязывает такая мать своего ребёнка другому, такому же, ребёнку, как и этот. Дескать, посиди с сестричкой (братиком). И не просто посиди, а сделай так, чтоб «не мешал», «не плакал», «дал с подружкой поболтать», «с друзьями посидеть»… Даже очень любящий своего братика или сестричку старший ребёнок может не выдержать такой нагрузки «любовью». Маленькие дети требуют внимания и заботы. Но ведь и тот, кто чуть постарше хочет не меньшего внимания и любви. А тут «этого» навязали. Мало того, что своими делами не позанимаешься, не порисуешь, не полепишь — вечно»этот» везде лезет, всё портит, мешает — так ещё и от мамы нагоняй получишь за перелитую грязную воду от красок, разбросанные кубики или ещё от чего-нибудь. «Вот не было бы этого малого, мама бы меня любила, можно было бы делать что хочешь…»

 

Так вырастает неприязнь к родному человеку, иногда переходящая в ненависть или абсолютное равнодушие (вспомните «Гуси-Лебеди»). И тогда родная сестра или брат начинают меньшего третировать и обижать, «подставлять», показывая маме, что я, смотри какой хороший, а вот этот…

 

Через некоторое время возникает «блок», «союз», где два самых близких человека начинают дружить против третьего, такого же родного, но беспомощного. Ребёнок не может противостоять такому напору. Он пытается найти опору в отце, но отец не желает ввязывается «в бабские дела». Он, конечно, поцелует малышку (малыша), обнимет, скажет доброе слово, но и всё. И снова кроха остаётся один на один с Мачехой и её ребёнком (детьми).

 

Но сказку никогда нельзя понимать дословно. Иногда в роли Золушки оказываются как раз таки старшие дети. Особенно, если это дети от первого брака. Мать разошлась с мужем, ребёнок остался с ней. Чувств к отцу ребёнка нет никаких, кроме самых негативных (да и были ли). А ребёнок, как нарочно, похож на ненавистного бывшего супруга, да ещё черты характера такие же проявляет. Как же здесь мачехой не стать, даже не осознавая этого? А если замуж во второй раз вышла? Да дети от второго брака? И муж новый не очень приветливо на «неродного» смотрит. Вот и получается Золушка в современном варианте, которая, чтобы выжить в этом семейном аду, старается всеми силами угодить и сделать так, чтоб хотя бы не ругали. И светится в её глазах только один вопрос: «Я хорошая? Меня можно любить? »

 

Девочки по типу Золушки — не борцы по жизни за своё счастье. Они прекрасные хозяйки, они терпеливые жёны (если выходят замуж), которые с покорностью и рабской преданностью в глазах, сносят оскорбления, а то и побои теперь уже мужа. Они заранее прощают своих мужей за измены и стараются сделать вид, что ничего не замечают. Они прощают всё только за то, чтобы им сказали: я тебя люблю, ты мне нужна, ты самая лучшая. За эти долгожданные слова, даже лживые и наигранные, они готовы день и ночь служить и прислуживать — иногда в буквальном смысле, иногда — в переносном. Здесь важно то, что Золушки имеют серьёзный «комплекс неполноценности», они не верят в свои возможности, они стремятся к зависимости от кого-то. Да-да. Это ещё одна верная примета Золушки. Она не представляет себе жизнь без зависимости от кого-то, потому что абсолютно не понимает как это — жить для себя. Жить чужой жизнью и подчиняться чужой воле — это единственное, что она вынесла из своей жизни как «технику безопасности», как «правила выживания». Данный психологический портрет соответствует как Золушке из сказки «Золушка», так и Золушке из сказки «Три орешка для Золушки».

 

В обыкновенной «Золушке» героиня только мечтает о том, чтобы поехать на бал. Наши героини из жизни тоже грешат мечтательностью, причём надеются строго на Фею, а не на самих себя. Это кто-то должен им помочь, кто-то должен о них побеспокоиться, кто-то предоставить «хрустальные башмачки».

 

В «Трёх орешках для Золушки» ситуация серьёзно меняется. Здесь уже нет настроя на Фею, но есть удивительно стойкая вера в то, что «первое, что свалится на голову» и есть то долгожданное счастье, о котором мечталось всю жизнь. И если «обыкновенные» Золушки хоть как-то пытаются найти «принца», то «орешечные» без раздумий и сомнений хватаются за первого попавшегося, то есть за то, что «сваливается на голову».

 

Давайте ещё раз расставим акценты на разнице: «простые» Золушки уповают на постороннюю помощь и строго нацелены на «принца», потому что так заложено в их «сценарии»; «орешечные» не перебирают, они вообще не верят в то, что им кто-то может помочь, поэтому хватаются «за первое, что свалится на голову», то есть за того, кто предложит выйти замуж, о любви или выборе, как видите, речь вообще не идёт.

 

И те, и другие несчастны, но каждый «тип» по-своему. Простые Золушки упорно ожидают, что кто-то их найдёт и корону на голову наденет, «орешечные» идут под венец как на заклание. Они прекрасно отдают себе отчёт, что не любят будущего мужа, что он «не достоин»их, что вообще-то по сценарию положен принц, а не «этот». Но тот же сценарий утверждает, что «счастье принесёт только то, что свалилось на голову». Вот вам внутренний конфликт и обеспеченный невроз ещё до того, как появится возможность стать чьей-то женой. У»орешечных» жизнь намного «адреналиновей», чем у «простых». Они постоянно в мечтах о том, что где-то их ждёт «принц», а тот, кто рядом — ошибка, досадное недоразумение. Но они преданно моют полы, варят борщ, «сидят» с детьми, стараются быть «хорошими» и»горячими» в постели, не имея никаких чувств к мужу, кромепретензий о том, что «нет оргазма» и при этом мечтают, мечтают, мечтают… Как только на горизонте появляется некий прообраз»принца», который говорит пылкие фразы, смотрит пристальным взглядом в глаза и недвусмысленно пожимает ручку — всё! Это принц! — решает «орешечная» и стремглав несётся в пропасть, забывая в угаре и о борще, и о пылесосе, и о муже… Но «принцу» не нужны проблемы, он уже утолил своё любопытство «хрустальным башмачком», сказка заканчивается, начинается новый сценарий… той же сказки!!!

 

Не поверите. Оказывается муж, тот самый нелюбимый и свалившийся на голову и был тем принцем, которого «орешечная» не смогла разглядеть. Оказывается, всё как в сказке. Это ж для него были те «три орешка», это он оценил меня как меня, и не упрекал ни в чём, всё старался делать по хозяйству, «на руках носил». Просто раньше это не ценилось, потому что казалось — счастье где-то там, за горами и морями, а оказалось… А оказалось, что муж больше не хочет быть «принцем» с рогами, и вообще принцем быть уже не хочет. И не потому, что «королевская кровь» в нём повывелась, а потому что в жене своей больше принцессы не видит. Рухнул пьедестал невинной и нежной, безропотной и послушной Золушки, той, которую любил, за которую всё царство обошёл, лишь бы найти. Но у»Золушки»-то сценарий не поменялся. Ей-то без «принца» никак.

 

Неосознаваемые установки давят и требуют чёткого выполнения сценария… Это действительно безвыходные ситуации, когда идёт борьба за мужа, который уже не любит. Здесь надо немедленно менять программу и убирать деструктивные схемы… именно «орешечные» Золушки очень часто, как выход из ситуации, видят суицид (который путают с потерей башмачка на ступенях дворца), чтобы таким образом привлечь внимание мужа и заставить его снова полюбить. Но это заведомый путь в никуда.

 

Нельзя не коснуться и такого важного момента, как, а что, собственно, происходит с «Золушкой» после свадьбы. Мы уже касались частично этой темы в первой части.

 

А происходит то, что «Золушка» (любая) всеми силами старается доказать то, что она достойна быть «принцессой». Ей же не привыкать доказывать всему миру то, что «она хорошая, что её можно любить». Она так старательно выполняет свои обязанности, так оберегает своего, даже «свалившегося на голову», «принца», что тот понимает никуда ты «замарашечка» от меня не денешься, можно жить «по-царски» и начинает жить своей жизнью. Это не обязательно измены. Мы знаем не один случай, когда «принцы» просто уставали от «простоты» Золушки, от её упорного нежелания учиться, развиваться, вникать в современные тенденции. Чего стоит типичная фраза Золушки мужу: «Ну, сколько ты будешь читать (что-то мастерить, заниматься любимым делом), и охота тебе время на ерунду тратить. Пойдём в гости, бутылочку возьмём, посидим как люди».

 

И не понимает такая Золушка, что помимо простонародной «бутылочки» «принцу» хочется чего-то более привычного своему статусу. Надо помнить: Золушка будет всегда тянуть «принца» на свой уровень невроза. Она всегда будет стараться доказать ему, что «не хуже него, и особенно его мамочки». Она всеми силами будет пыжиться, стремясь внешне походить на «принцессу», совершенно не понимая, что внутри она — простушка, с психологией служанки, прислуги, девочки на побегушках. Мы не обижаем «золушек». Мы просто пытаемся сказать, что принц Золушке не пара. И если «Золушка» вовремя не расстанется со своей установкой на «простоту», они так и останется вечной Золушкой до конца дней, страдающей и одинокой, никем не любимой, но всем угождающей. Проблема «золушек» любого типа очень актуальна в наше время. Это женщины, которые не любимы никем, начиная с матери, но настоящий ужас в том, что они не любят и сами себя. Им нужна постоянная оценка со стороны, им нужна постоянная помощь и поддержка, они полагаются на кого угодно, только не на себя, они могут бороться за кого и за что угодно, лишь бы ради кого-то. Это женщины, которые не видят себя — они как тени чьих-то тел, их нет,

 

но они могут проявляться через заботу о ком-то. Это страшно. И это действительно надо немедленно менять.

ГЛАВА 7. «МОРОЗКО», «МАТУШКА МЕТЕЛИЦА»

 

При всей своей похожести на «Золушку», психологический сценарий этой сказки значительно от неё отличается, хотя начало проблемы тоже самое — Мачеха, сёстры, бездеятельный отец. Повторяться в характеристике Мачехи и взаимоотношений с сёстрами-братьями мы не будем, но вот на психологическом портрете Настеньки остановимся.

 

Казалось бы: и у Золушки, и у Настеньки одинаковые условия мать не любит, сёстры ненавидят, отец самоустранился. Но Золушка покорна и робка, а Настенька умеет за себя постоять, хотя страдает от ненависти «родни» не меньше, чем Золушка.

 

Мы насчитали несколько версий и «Морозко», и «Матушек Метелиц». Существует ещё масса подобных сказок, но всех их объединяет то, что главная героиня борется до конца, она не сдаётся, она везде находит себе применение, не требуя ничего взамен, она самоотверженно работает, но при этом не старается угодить, а работает от души, потому что ей нравится это делать. Да-да. Это и есть кардинальное отличие Настенек от золушек. Настенька знает себе цену. У неё всё в порядке с самооценкой и уважением к себе. Может быть, поэтому в каждой сказке такую Настеньку одаривают по достоинству, как бы подчёркивая, что такие качества дорогого стоят?

 

Девочки или женщины с таким внутренним сценарием, как правило, очень сильны духом, они волевые натуры, но им трудно найти мужа. Почему? Да сценарий подвёл! Это в телевизионной версии Настенька Иванушку нашла, да потом всё свадебкой и кончилось. А в обычных сказках всё заканчивается как? — возвращается Настенька после смертельной опасности домой, вся с дорогими подарками, в злате-серебре, да ещё в некоторых сказках и на тройке лошадей с бубенцами. Приданое-то она приобрела трудом да нравом своим добрым и приветливым, но ведь жених-то только в перспективе. О нём ведь ни слова, и к приданому его никто не приложил. Вот и получается. Всем наша «Настенька» хороша, а мужа найти не может. А если находит — удержать, как и Золушка тоже не может. Но если Золушка «простотой» раздражает и безропотностью, то Настенька, знающая себе цену, лишь бы кого рядом с собой не потерпит. Если она узнает об измене — разговор короткий — до свиданья. Девичью фамилию она старается не изменять.

 

Добавьте сюда, что если Золушка до свадьбы хотя бы познакомилась со своим принцем и уже точно знала, для кого туфельку берегла, то Настенька такой возможности по сценарию лишена. Ну, нет у неё в установках ни Иванушки, ни принца. Есть только внутренний настрой на то, что он должен быть, в будущем, но ведь завтра всегда наступает завтра.

 

Именно с этой проблемой приходят «Настеньки» на консультацию. Но ведь любой сценарий надо начинать реорганизовывать сначала. Это у нас сейчас всё так просто и лихо — Золушки сюда, Настеньки туда, Мачеха, сёстры, приданое… А когда видишь глаза человека, который даже не догадывается о собственных внутренних проблемах, когда слушаешь человека, рассказывающего о своём детстве, тщательно подбирая слова, чтоб никого из прошлого не обидеть — как сказать: миленькая, прежде, чем ты сможешь мужа найти, надо с мамой разобраться, маму простить. Но чтобы кого-то простить, надо понять за что. Надо понять как складывались отношения. Надо понять, почему мама поступала так, а не иначе. И начинается поиск Мамы реальной, а на идеальной. И начинается мучительное осознавание того, что мама не всегда была мамой, что она тоже была молодой, что она тоже имеет право на ошибку, и что прошлое — было, прошлое нельзя изменить, но можно изменить отношение к нему, и начать строить абсолютное новое будущее.

 

В каждой сказке подобного типа, Мачеха обязательно проговаривает фразу: моя дочь выйдет замуж, а ты, негодная, никому не нужна. Поверьте, это не просто так, не просто фраза. Это то внушение, которое Настенька слышит изо дня в день. А внушение, любое, опасно тем, что при постоянном повторении, когда сознание перестаёт на него реагировать как на надоевшую фразу, оно с лёгкостью проникает во внутренние психические структуры и начинает там свою чёрную работу по выполнения программы.

 

Вспомните, что вы чаще всего говорите детям, когда ругаете? Вспомните, ведь и ваши дети порой перестают реагировать на ваши упрёки да «прогнозы» — а это прямой путь для внедрения патологической программы. Ни Бог, ни дьявол, ни чёрный колдун не закладывают в вашего ребёнка программы на неуспех, на неудачи, на трагедии, на потери, на травматические ситуации — это делают матери! Те самые «любящие» мамочки, которые неустанно повторяют: «из тебя ничего путного не вырастет, да ты вообще никем будешь, да ты вообще ни на что не годен, не способен, смотри, попадёшь в дурную компанию, учти, если с тобой что случиться — я выручать не буду…» Эти установки-программы, данные от чистого сердца и с особым воодушевлением, наполненные верой в то, что так действительно и случится, как вы предрекаете, делает из матери самую злую и чёрную колдунью, которая проклинает на смерть и неудачи свою кровинушку. Думайте, думайте, трижды по тридцать три раза думайте, что вы говорите своему ребёнку, о своём ребёнке, для своего ребёнка. И если вы поняли, насколько опасны «безобидные» «промывания мозгов» в воспитательных целях, то вы поняли и то, почему Настенька, выполняя внушение-программу Мачехи, действительно не может счастливо построить свою судьбу. Поэтому с Мачехи и надо начинать. Надо выяснять и выявлять деструктивные программы, которые невидимым вирусом поражают сознание и не дают никаких шансов на личное счастье.

 

Повторим, «Настеньки» очень волевой и сильный психологический тип. У них очень сильно развит такой психологический вид защиты, как вытеснение. Без этого они просто не смогли бы выжить и продолжать идти по жизни, чего бы это не стоило, что бы в ней не случилось. Эта защита очень мощна и спасительна, но в какой-то момент она становится настолько непробиваемой бронёй, что перекрывает любой доступ в прошлое. Эта броня защищает от душевной боли, но она же не даёт и гибко реагировать на изменившиеся ситуации. Она блокирует все попытки что-то перестроить, упрямо сдерживая сознание от понимания внутренних процессов. Иногда вытеснение превращается в условную амнезию. Это проявляется в том, что человек, переживший в своей жизни некий ужас и непереносимые страдания, «забывает» об этом настолько сильно, что пробудить подобные воспоминания удаётся с большим трудом. Зачем будить? Этот вопрос задан явно не специалистом. Всё, что вытеснено — это незажившая психотравма, которая может, даже в тщательно «забытом» состоянии очень сильно влиять из «прошлого»в «настоящем». Но мы отвлеклись. Нам важно сейчас сказать то, что работая с «Настеньками», надо учитывать фактор их психологической защиты и слой за слоем, осторожно и аккуратно, снимать наслоения прошлого, с детальным объяснением и анализом происходившего. Только тогда можно будет подступиться к сценарию и нейтрализовать его воздействие. По опыту можем сказать, что работа с Настеньками самая благодарная и перспективная.

ГЛАВА 8. «РАПУНЦЕЛЬ»

 

Очень экзотическое название сказки, но она настолько интересна как в психологическом, так и в символическом плане, что пропустить её было бы непростительной роскошью, тем более что на ней можно очень многое понять. Именно на этой сказке мы попробуем соединить сразу несколько подходов к материалу, одновременно разбирая символику и образность, и то, какую негласную информацию они несут, влияя на сознание. Так как сказка малоизвестна, мы приведём её полностью, но сразу попросим — чтобы разобраться во всех её тонкостях, придётся перечитать её не один раз. Работая с текстом, мы уже больше не будем цитировать фрагменты, поэтому вникните в содержание и даже подчеркните те места, которые вам бросятся в глаза как значительно-символичные или как скрытый психический механизм, который легко проникает как установка и может заложить судьбоносную линию.

 

Однажды жили на свете муж и жена; им давно уже хотелось иметь ребёнка, но его всё не было, и вот, наконец, явилась у жены надежда, что милостивый господь исполнит её желание. А было у них в горенке маленькое окошко, оттуда был виден великолепный сад, где росло много прекраснейших цветов и всякой зелени. Но сад был обнесён высокой оградой, и никто не

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10

 

 

Запись опубликована в рубрике Авторы, Психология с метками , , , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Один комментарий: Психодиагностика личностных проблем по сказкам-9

  1. Уведомление: Психодиагностика личностных проблем по сказкам-4 | Proza-online.ru - Проза-онлайн.ру

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>